Братья лимбурги январь

Статья автора «Просто об искусстве и культуре» в Дзене: Братья Лимбург — нидерландские миниатюристы начала XV века. Братья Лимбург — Поль, Эрман и Жеаннекен (предположительно между 1385 и 1416) — французские живописцы-миниатюристы XV века, родом из Северных Нидерландов. Братья лимбург «Великолепный часослов герцога беррийского: январь» (~1411).

Роскошный часослов герцога Беррийского

Государственный Исторический музей, Mus. Жана Фукэ 1421-1480 гг. Известно, что он посетил Италию, и впоследствии использовал ренессансные мотивы в своем творчестве, основанном на традициях поздней готики. В Часослове Этьена Шевалье, выполненного им по возвращении из Италии, мастер применяет прямую перспективу, старается придать пейзажам более реалистическую направленность.

Турский Часослов украшен в соответствии с каноном, сложившимся в долине Луары. Однако, кроме стандартных приемов, встречаются новые для французской готической миниатюры элементы. Например, в изображении Благовещения Л. Тонкой гризайлью на заднем плане выписаны статуи в нишах, украшающие кессонированную триумфальную арку, сквозь которую видна, завершающая архитектурную декорацию сквозная колоннада.

Золотисто-зеленые плиты пола «уложены» в строгом соответствии с законами прямой перспективы. Юная Мадонна в ярко-голубых одеждах беседует с коленопреклоненным Архангелом. Его поза со склоненной головой и скрещенными на груди руками показывает влияние итальянской ренессансной иконографии сюжета, который в это время, наравне с образом Св.

Себастьяна, был одним из самых любимых в Италии. Рукопись сравнительно невелика по объему 23 листа. Она включает календарь, покаянные Псалмы, Часы Пресвятой Девы и заупокойную службу. Часослов 1480 г. Ленина, f. Менее аристократичная, но убедительная манера Жана Коломба, принимавшего участие в создании рукописи, характеризуется лаконичным фигуративным стилем, где важную роль играют цельные локальные пятна голубого, приглушенного оранжевого и зеленого цветов. Приземистые фигуры с округлыми, наивно-благообразными лицами составляют главное очарование рукописи.

Интересен прием архитектурных обрамлений некоторых композиций. Художник разделяет поле миниатюры на два неравных регистра. В нижней, более узкой зоне, отделенной от главного изображения текстовой вставкой с орнаментальным инициалом, размещаются второстепенные персонажи или дроллери. В верхнем поле, фланкированном ионическими пилястрами и свисающими с них гирляндами, художник изображает основное действие.

Тема подобного архитектурного «портала» в оформлении книги стала впоследствии очень актуальной для германской и нидерландской ксилографии XVI в. Например, похожее композиционное решение фронтисписа встречается в ранней графике Ганса Гольбейна листы «Дионис и Орфей», «Петр и Павел».

Духа, покаянные Псалмы, Литания и чин Отпевания. Раздел, включающий Псалмы, иллюстрирован сценами из жизни Давида. В композиции «Давид и Голиаф» Л. Малютка Давид — отрок с длинными рыжеватыми волосами в задумчивости держит пращу, пославшую смертельный удар гиганту, и печально смотрит на своего противника.

На горизонте синеют далекие горы и река, сообщающие всей композиции атмосферу безмятежности. Короткие строчки текста на белом фоне отделяют эту сцену от нижнего регистра миниатюры, где представлены два добродушных ангела с такими же прическами и выражениями лиц, как у Давида.

Орнаментальный инициал «D» «Domine ne in furore», Пс. Раздел Евангельских чтений по традиции предусматривает образы Евангелистов. В изображении Иоанна на острове Патмос Л. Выше находится сам Иоанн Богослов, скромно расположившийся на маленьком зеленом холмике, плавающем среди моря. Темно-оранжевый хитон и голубой гиматий с золотистыми бликами скрывают очертания его фигуры, упрощая очертания лаконичного силуэта.

Склонив голову на плечо, Иоанн записывает в книгу явленное ему Откровение. Блистательным примером поздней готической миниатюры являются иллюстрации знаменитых «Больших французских хроник». Манускрипт был выполнен во второй половине XV в. Для иллюминирования рукописи Гильом Филятр выбрал одного из наиболее прославленных в то время мастеров — художника из Валансьена Симона Мармиона 1420-1489. Манускрипт содержит 441 лист. Орнаментальные мотивы богатых обрамлений близки традиции, рассмотренной нами в Часословах.

На белом фоне среди абстрактных синих и оранжево-красных побегов аканта сплетаются реальные растительные мотивы, мелкие животные, птицы и фантастические существа, играющие на музыкальных инструментах. В отличие от более демократичных орнаментов Часословов, аристократический стиль роскошного манускрипта предполагает более тонкую детализацию и больший разброс масштаба в декоративных изображениях.

Тончайшая сетка извивающихся веточек цветущего терновника кажется точечным орнаментом в сравнении с яркими бабочками, птицами цветами и стрекозами, которые, в свою очередь, смотрятся достаточно миниатюрно рядом с рыбохвостыми страусами и драконоподобными сатирами, бьющими в цимбалы и барабаны. На первой миниатюре манускрипта представлен удивительный по тонкости групповой придворный портрет. Несмотря на возможность некоторых вариации, структура и состав часословов были довольно устойчивы.

Украшенный драгоценными минна тюрами, одетый в великолепный переплет, часо- слов был в то время излюбленным подарком, предназначавшимся для особо торжественных слу- чаев: бракосочетания, рождения первенца н т.

Он становился семейным сокровищем, реликвией, лю- бимой книгой, к которой обращаются не только из благочестия, но и как к источнику эстетического наслаждения и радости. Кроме того, чагослов со- держал ряд сведений практического характера по астрономии, астрологии, медицине н т. Попав в руки городских мастеров, часословы дела- ются все более нарядными и красочными: инициа- лы прорастают грациозными чудовищами, «гротес- ками», ноля рукописей покрываются луговыми траками, цветами, кустиками лесной земляники.

Выполненные ру- кой наблюдательных, талантливых мастеров, эти маргиналы украшения на полях рукописей игра- ют. Каждое изображение исполнено символики и внутреннего значения, которые были понятны людям той эпо- хи.

Весь мир, земля и звезды, горы и реки, все, что живет и растет, находится в неразрывной и таин- ственной взаимосвязи. Любая малость несет на себе отсвет величия мироздания, и человек неотделим от этого единства — он его неотъемлемая часть. Поэтому для художника нет ничего второстепенного, все полно глубокого смысла и значения, как часть великого всеобщего. Отсюда то трогательное, под- час простодушное, но исполиенное благоговейного трепета перед величием и красотой мира старание мастера запечатлеть все, что его окружает, с такой любовной тщательностью и вниманием, которое мы наблюдаем в живописи того времени вообще и и миниатюре в частности.

Словно в упоении новыми открытиями, вдохновленный огромными возмож- ностями. Над рукописью каждого часослова трудилось боль- шое число людей, иногда в течение многих лет, и недаром создание такого манускрипта сравнивают порой со строительством собора, и как нет ни одно- го одинакового храма, так не дошло до нас двух абсолютно идентичных книг.

Подобно фреске, стелющейся по глади церковной стены, миниатюра хранит верность плоскости листа; строгое и прекрасное готическое письмо нанизано на четкую горизонталь строк, которые, в свою очередь, словно стройные ряды каменной кладки, вырастают на вертикальной плос- кости листа.

Мерный ритм красочных заглавий подчеркивает ясность каркаса, смысловые узлы которого отмечены миниатюрами и инициалами. Все это превращает каждую страницу рукописи в про- изведение высокого графического искусства. Начиная с великолепных переплетов, подлинного чуда юве- лирного мастерства, изысканных инициалов, звон- ких и чистых, как эмали, миниатюр и кончая самой формой готического шрифта — все здесь отмечено не только совершенством отдельных элементов, где профессионализм доведен до артистизма, но и уди- вительным художественным единством, глубоким пониманием специфики искусства книги, в которой одновременно видели и книгу и драгоценный пред- мет.

Этот синтез, так же. Первое упоминание о часослове мы находим в инвентарях герцога Беррнйского за 1416 год. О создателях часослова братьях Лнмбургах - Поле. Жане Жанекиие и Эрмапе мы знаем очень немного. Считается, что родом они из Нимега, герцогства Гельдрского между Маасом и Рейном.

Отец их Арнольд Лимбург был скульптором и рез- чиком по дереву, мать — сестрой известного художника того времени Жана Малуэля. Райо осиротевшие братья Лимбурги, очевидно, заботами своего дяди Жана Малуэля еще совсем детьми были отправлены в Париж учиться ювелирному делу. Выбор был сделан удачно, ибо Париж в это время становится крупнейшим художественным центром Северной Европы.

Сюда приезжают ма- стера из французских, фламандских, немецких, бургундских и других городов. Братья Лимбурги могли научиться здесь не только мастерству, но с восприимчивостью, свойственной гению, проник- нуться духом большого искусства, создаваемого в столице Франции. Это в значительной степени способствовало тому, что они не только стали мастерами европейского уровня, но во многом опередили художественные искания своей эпохи.

Разразившаяся чума вынудила братьев в 1399 го- ду покинуть столицу. По дороге домой из-за конфликта между Брабантом и Гельдрией худож- ники на шесть месяцев вынуждены были задер- жаться в Брюсселе. С этого времени они. Следующее упоминание о братьях мы встречаем уже в счетах и инвентарях герцога Жана Берринского, ко двору которого они пере- ехали вскоре после смерти Филиппа Смелого.

К 1410 го- ду братья, в особенности Поль, входят в ближай- шее окружение герцога, и последний явно благо- волит им. Интересная запись, сохранившаяся в ин- вентаре, дает представление о характере отношений между молодыми художниками и их покровителем Перечисляя подарки, полученные герцогом но слу- чаю 1 января 1410 года, составитель описи пишет: «... Чтобы сыграть по- добную шутку с сыном короля Иоанна Доброго, братом Карла V и дядей правившего в то время Карла VI, надо было быть твердо уверенным, что она будет хорошо принята и оценена, а это.

Жан Французский, герцог Беррийский 1340— 1416 был личностью далеко не заурядной. Дип- ломат. Сражения и заговоры, дипломатические миссии. LXXVIll годы плена, проведенные Жаном Беррннским в Англии в качестве заложника за своего отца Иоанна Доброго , кровавая распря между двумя ветвями королевской семьи—Орлеанской и Бур- гундской война Арманьяков и Бургиньонов , во время которой герцог потерял много близких и его собственная жизнь не раз висела на во- лоске, а многие его владения были разграблены и сожжены, частые эпидемии чумы, опустошавшие Европу,— все это воссоздает картину, далекую от мирного благоденствия, отнюдь не благоприятст- вующую увлечению искусством.

Но действенная потребность прекрасного навсегда оставила имя Жана Беррийского в памяти человечества. Герцог любил окружать себя красивыми н редкими ве- щами. Его инвентари изобилуют перечислениями удивительных по красоте и ценности рубинов, сапфиров, тончайших изделий ювелирного мастер- ства, драгоценных ковров и т. Но самыми ценными и самыми любимыми среди всех этих сокровищ были манускрипты. С ненасытностью подлинной страсти герцог не только собирает и скупает рукописи, но и заказывает новые самым прославленным н одаренным художникам.

Жан Беррийский. Известнейшие ювелиры, архитекторы и художники трудились при его дворе над созданием рукописей, возводили и украшали соборы и зам- ки: среди них были Ги де Дамартен и его брат Дре, Андре Боннёве. Жакмар Эсденскнй и, наконец, братья Лимбурги. В инвентарях герцога значится большое количество великолепных манускриптов 10 не только религиозного, но и светского содер- жания: 41 историческая хроника, 38 рыцарских романов, путешествие Марко Поло, географичес- кие карты, сочинения Аристотеля.

Боккаччо, книги по астрономии, астрологии и т. Кроме того. Именно последние составляют наиболее интересную и ценную часть библиотеки. Можно предположить, что Жан Бер- рийскнй предпочитал заказывать своим художни- кам именно часословы, поскольку они не входили в ранг церковных книг, не были канонизированы, н мастер чувствовал себя здесь свободнее, многое зависело от воли и вкуса самого заказчика.

Из- вестны два часослова, выполненные братьями Лимбургами для герцога Беррийского. Первый был создан до 1413, так как он упоминается в инвентаре этого года, второй—до 1416, посколь- ку 15 июля 1416 года скончался герцог, а братья Лимбурги.

В инвентаре 1416 года часослоа значится как незаконченный. Быт» может, раньше и ярче, чем в других произве- дениях той эпохи, проявились в часослове те новые веяния, то новое отношение к окружающему миру, которые принято называть Ранним Возрождением. Лимбурги не только внимательны к передаче конкретных жизненных деталей — современного костюма, обстановки и т.

Меняется и отношение к идее пространства 11 Отказавшись от орнаментальною фона, живо- пись расстается с плоскостью, на которой она распластывалась до сих пор, вертикальные планы начинают уходить в глубину, линия горизонта опускается, рельефнее моделируются объемы.

Уже начиная с XIII века, изображая труды и занятии различных месяцев, художники порой мастерски передавали фигуру человека, греющегося у огня в Феврале» или косца в Июне», всадника с со- колом в «Мае» и т. Иное дело «Времена года» в «Великолепном часослове». Хотя и здесь в «Феврале», следуя давней традиции, люди по-прежнему греются у огня, но это уже не замкнутое в самом себе действие, вырванное нз контекста реальных вре- менных н пространственных отношений, а данное в неразрывной связи с ними.

Это было гениальное открытие мира, хотя и подготовленное собственным опытом и опытом предшественников, но все же именно открытие с его радостью внезапности, подобной прозрению, подобной поэтическому от- кровению перед прекрасным ликом жизни. Жизнь людей на маленькой, занесенной снегом ферме, вливается в ясный строй мироздания как его неотъемлемая частица.

Изо- бражаемая сцена, казалось бы, буднична и обычна, но почему же она производит столь сильное впе- чатление, что, однажды увидев ее. Какая вечная правда угадана здесь — правда труда, правда природы? Как удалось художнику в столь малом и частном воплотить великое чудо, раскрыть через жизнь природы смысл жизни человека, по- казать как естественно и мудро, с непреложностью времен года, времена человеческой жизни сменяют Друг друга и каждому сопутствуют свои радости и свои заботы, и хотя облик одного месяца от- личен от другого, как и периоды нашей жизни, но каждый исполнен своего смысла и красоты.

В «Марте» пашут и подрезают виноградники, традиционная фигура пахаря органично вплета- ется в общин контекст. Но самое удивительное, что в своем открытии мира Лимбурги. Ни ид- иому художнику до Лимбургов нс удавалось с таким совершенством передать неуловимую ср - рачноегь тени как образ отраженного предмет.

Тень как отражение встречается лишь в нескольких миниатюрах, сопровождающих календарь: в Мат- те». Известно, что над часословом р. Очевидно, кто-то из них открыл» тень, но оста -- иые почему-то не использовали это открытие.

В календаре отчетливее, чем в остальной части часослова, ощутимо наличие нескольких творческих манер. Впереди крупным планом даются группы изысканно и празднично одетых люден; действие, наподобие рельефа, разворачивается как бы между двумя пространственными плоскостями, фоном служит либо пейзаж с замком, либо ковер. Именно в этих четырех миниатюрах верхние тимпаны остались незаконченными и не имеют астрономических обозначений. Явно близки между собою «Февраль», «Июнь», Июль», где персонажи распределены в простран- ственных планах более равномерно: от фигур переднего плана взгляд переходит к меньшим фи- гурам второго плана, которые образуют естествен- ное звено, связывающее фигуры с фоном.

Миниа- тюрист с большой поэтичностью рассказывает о полевых работах, о трудах н заботах людей и еще о том, как прекрасна земля, озаренная ясным сиянием небес, орошаемая прохладными ручьями, благоухающая запахом сена и спелых хлебов, о том, как благословенно тепло очага в холодный февральский день. И наконец, «Март», «Октябрь» и «Декабрь»: в них — тоже труды различных времен года, но эти миниатюры выделяются совершенно необычным для своей эпохи интересом к передаче освещения.

Источник света всегда находится слева, и он един для всей композиции. Художник, словно в упоении своим открытием, передает не только тени, отбра- сываемые пахарем, сеятелем, но и прилежно на- носит тончайшей кисточкой более темный тон, изображая тени скачущих сорок, тень, отбрасывае- мую крошечной фигуркой человека, стоящего у стены Луврского замка, отражения лодок, прачек, собак и прохожих в водах Сены. Мастер также стремится передать подмеченные им эффекты солнечного освещения: в изображении архитектуры одна стена, как правило, освещена, другая — в теин, но верхушки башенок н выступающие части этой Илл.

Если «Февраль» и «Июль» состоят как бы из суммы отдельных микромиров: люди у огня, дровосек и крестьянин с осликом — в од- ном. Однако не следует слишком увлекаться анализом различных манер, так как в общем «Календарь» производит цельное художественное впечатление, и подразделение на какие-либо группы в значи- тельной степени условно. Каждая миниатюра — плод совместного труда нескольких художников, поэтому так близки по исполнению фигуры косцов в «Июле» и «Августе», изображение ар- хитектуры в «Июне» и «Октябре», «Марте» и «Апреле», отнесенные к различным манерам.

Средневе- ковому человеку отнюдь не была чужда сама идея красоты природы: об этом говорит поэзия того времени, где воспеваются красота синего неба, бла- гоухание цветов, прелесть цветущего сада, где чувство пробуждающейся любви сравнивается с возрождающейся природой.

Однако поэт оперирует, как правило, лишь общими понятиями, лишенными конкретной характеристики. Художники удивительно точно запечатлели архи- тектуру своей эпохи: мы узнаем и сияющую на фоне неба Сен-Шапель, и сдвоенные башни Консь- ержери. Миниатюры календаря представляют боль- шой интерес не только как уникальный памятник искусства, намного опередивший в смысле худо- жественных открытий свое время, но и как ценней- ший памятник истории культуры, дающий пред- ставление об облике многих несохранившнхся зданий, о том, как сеяли и убирали хлеб, какими были лошади для верховой езды и на каких ра- ботали о поле, об охоте, об орудиях труда, утвари, костюмах различных слоев обществ.!

Великолепный часослов герцога Веррийского» не- обычен и по количеству сведений научного харак- тера. Без преувеличении можно сказать, что это своеобразная энцикло- педия топ эпохи, содержащая точные астрономп четкие таблицы, по которым можно вычислить новолуние для любого года, узнать продолжитель- ность любого дня с точностью до минуты. Родились в Неймегене Брабант; ныне южные Нидерланды , в семье скульптора, резчика по дереву Арнольда ван Лимбург; мать их была сестрой известного живописца Жана Малуэля.

В конце 14 в. Миниатюры вполне совпадают с "мягким" стилем интернациональной готики, выделяясь из аналогичных произведений качеством исполнения и ошеломляющим количеством — 384 миниатюры успели сделать художники, заполнив первые 24 разворота. Манускрипт остался незаконченным, смерть заказчика оборвала работу. В отличие от Жана Малуэля, оставшегося в Бургундии, Лимбурги в 1405 г.

Это была примечательная фигура своего времени. Увлеченный коллекционер, герцог собирал драгоценные камни, монеты, медали, статуэтки, всевозможные диковины, редких зверей. Но главной его страстью были иллюминованные манускрипты. Он их покупал, выменивал, дарил и заказывал художникам. Братья Лимбург работали для своего патрона в Париже и в Бурже, столице герцогства Берри.

По источникам известно, что они часто наезжали в родной город, где госпожой была племянница Жана Беррийского, герцогиня Мария Гелдернская.

К несчастью, именитый патрон и художники умерли почти одновременно, в 1415 году, как полагают, став жертвами бродившей по Европе чумы, оставив свое самое знаменитое произведение — "Роскошный часослов" — незавершенным.

Часословы часто оставались незаконченными. В этом их участь сопоставима со средневековыми соборами, несмотря на огромную разницу в размерах. Как и соборы, книги создавала артель, коллектив мастеров. Одни старательно разлиновывали страницы, оставляя место для инициалов и изображений, помещаемых в тексте между столбцами.

Другие писали текст, выделяя важные фразы красными чернилами. Третьи прописывали инициалы. Четвертые украшали поля рукописи витиеватым орнаментом. Затем наступал черед художников-миниатюристов, писавших сцены-картины и маленькие композиции в инициалах, фигуры среди орнамента.

Поскольку тетради не сшивали заранее, миниатюристы их могло быть несколько, особенно в случае объемистых рукописей и богатства украшений могли работать одновременно. Вот почему нередко в миниатюрах часословов различают стиль нескольких мастеров. Братья Лимбурги «Великолепный часослов герцога Беррийского» - одна из самых знаменитых работ братьев Поля, Эрмана и Жеаннскена Лимбургов. Родом из Нидерландов, они выросли в семье ремесленника, мастера в резьбе по дереву.

Браться занимались прикладным искусством во всех его проявлениях, производя на свет великолепные вещи - начинаят от картин и росписей, заканчивая кухонной утварью, посудой.

Братья Лимбург. Октябрь. Миниатюра из Богатейшего часослова герцога Беррийского. 1409—1415.

  • Исторический контекст
  • Самое интересное в виде мозаики
  • «Книга часов»
  • Великолепный часослов герцога Беррийского, который вы никогда не видели: charovnica-i-prokaznica.ru — LiveJournal
  • БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

*Великолепный часослов...*

Могущественный герцог Жан I Великолепный Беррийский 1360 — 1416 очень любил книги. Библиотека его насчитывала 300 томов, что по тем временам считалось весьма значительным собранием, ведь каждый фолиант делался вручную. Особую страсть Великолепный Жан питал к Часословам. До эпохи Короля Часословов, а именно так позже прозвали герцога, эти календари были не слишком примечательны и никак не касались светских тем. Всё меняется, когда во второй половине XIVв. Ганс Гольбейн — Младший. Портрет герцога Жана I Беррийского.

Ниймегена — братьев Лимбург — Поля, Эрмана и Яна, которые с 1410г. Тщеславие богатого герцога позволило донести через века удивительные свидетельства обычаев позднего средневековья. Мастерство и точность глаза — уди- вительны: Лнмбурги свободно вла- деют искусством светотени, причел: только в этой миниатюре, да еще в «Декабре», с такой последовательно- стью проводится принцип единого источника света, помещенного, как всегда, слева. Свет помогает мастеру создать ощущение композиционного единства, объединяя отдельные планы в одно целое.

По набережной прогуливаются горо- жане, бегают собаки, стоят на причале лодки, на мостках у воды женщины стирают и полощут белье, стучат вальками. Художник не забывает показать отражение всего этого в быстрых водах Сены, а также изобра- зить тени прохожих, собак и т. На левом берегу Сены нынешняя набе- режная Малаке — распаханные под озимь поля.

Оставляя на влажной борозде глубокие следы, движется сеятель в синей котте вид мужской одежды и белом чепце, на его баш- маки налипли тяжелые комья земли, позади целая стая птиц, среди которых выделяются своим ярким черно-белым 88 оперением сороки. Чуть подальше Дру- гой крестьянин боронит верхом на лошади; чтобы борона забирала глуб- же, на нее сверху положен большой камень. Крестьянская лошадь, непохо- жая своими грузными пропорциями на тех коней, что гарцевали в «Мае» и «Августе», спокойно и привычно ступает в борозду.

На другом поле, ближе к Сене, сев уже закончен. Для отпугивания птиц поставлено чучело стрелка и натянуты веревки с лоску- тами материн. Поразительно мастерство, с каким ху- дожник передает здесь эффекты сол- нечного освещения, показывая один фасад Лувра в свету, другой — зате- ненным, с освещенными солнцем ба- шенками. I ia землю ложатся легкие прозрачные тени от сеятеля, всадника, прыгающих сорок, фигурок прохожих у подножия зубчатой стены.

Изобра- жение жизни людей в ее реальных связях и отношениях, завоевание пространства и световоздушной сре- ды — все это было, несомненно, в на- чале XV века величайшим открытием, которое могли совершить лишь худож- ники такого масштаба, как братья Лимбурги. В тимпане — знаки зодиака «Весы» и «Скорпион» с соответствующими градусами. Его название происходит от латинского слова «november» — «девятый». Миниатюра «Ноябрь», кроме тимпана со знаками зодиака «Скорпион» и «Стрелец», выполнена, как пола- гают, Жаном Коломбом в 80-х годах XV столетия.

Сейчас можно лишь гадать, почему при жизни герцога оказался прокушенным именно но- ябрь — месяц, в котором он родился. Андрея, который считался покровителем Жана Беррий- ского. Возможно, именно по этой при- чине самому герцогу или братьям Лимбургам хотелось как-то особенно выделить миниатюру атого месяца, и она была оставлена напоследок. Коломб, продолжая работу над завершением часослова, выбирает для «Ноября» традиционную тему, изображая свинопасов, сшибающих желуди для свиней.

В конце месяца свиней обычно закалывали и коптили окорока, что часто приурочивалось ко дню св. Андрея — отчего в народе он и назывался «Андрей-ветчинный». Композиция, изображение человече- ских фигур, решение Пространства и цвет — все здесь говорит о руке другого художника.

Но самое главное отличие проявляется в том, что Лнм- бурги. У Коломба же изображение свинопасов, свиней и пса остается в рамках единичной однозначности, и хотя и в этой сцене есть аллегория, но до символа ей не подняться. В тимпане, кроме упомянутых знаков зодиака, даны астрономические данные на ноябрь, правильность которых можно проверить: зная номер лунного круга, например 1973 года — 14. Находим ее в графе лунных букв — она стоит против числа 17.

Название идет от латинского слова «december» — «десятый». Миниатюру «Декабрь» иногда назы- вают «Адали» «Hallali» —охотничий клич, возвещающий. В прекрасных дубовых ро- щах вокруг замка Венсен некогда в изобилии водились олени, лани и ка- баны. Это былн любимые охотничьи угодья французских королей. Мощный донжон Венсенского замка, находящегося на юго-восточной окраине Парижа, и сегодня возносит свои громады в парижское небо.

На переднем плане с редким мастерст- вом сумел передать художник ярост- ный накал охоты, ее кульминацию, когда разъяренные псы всем скопом атакуют огромного вепря. Охотники оттаскивают псов, а один из них тру- бит в рог звонкое «ала-а-ли», возве- щающее удачный конец охоты. В тимпане — «Стрелец» и «Козерог», все графы заполнены, н мы можем узнать, когда будет новолуние в де- кабре любого года. Согласно этой доктрине считалось, что человек — микрокосм, подобно макрокосму, он состоит из четырех стихий: земли, воздуха, огня, воды и наделен четырьмя основными качест- вами — это жар, холод, влажность.

Считалось, что все болезни про- исходят от нарушения равновесия соков, поэтому главная задача врача 100 восстановить »то нарушенное равно- весие. Не удивительно, что кровопус- кание в средние века да и позже было самой распространенной про- цедурой как профилактической, так и лечебной медицины. Для применения этой операции необходимо было учи- тывать возраст пациента, запас его крови, а также необходимо было уста- новить положение луны относительно зодиакального знака, управляющего заболевшим органом, ибо лечение »то го органа считалось опасным, когда луна находилась в его знаке.

Издава- лись специальные законы, предписы- вающие: «Чтобы отныне ни один ци- рюльник или цирюльница дословно брадобрей или брадобрейка не смели пускать кровь никакому человеку... Закон, изданный в 1400 году в Кар- касоне.

Таким образом, для втой распространенной процедуры необхо- димо было знание астрономических 101 данных для каждого определенного дня. При испытаниях на звание врача требовали не только знания располо- жения вен. Врач должен был часто обращаться к таблицам движения луны и планет по зодиаку. Существо- вали специальные квадранты для вра- чей, похожие на вычислительные инст- рументы астрономов и навигаторов.

Изображение «Человека со знаками зодиака» типично для медицинских трактатов того времени. Однако в от- личие от нашей миниатюры они пред- ставляют собой сухие схемы, не имею- щие никакого отношения к искусству.

Лимбургн сумели выполнить «Зодиа- кального человека», который по своему назначению являлся, очевидно, посо- бием для медицинской практики того времени, с удивительным изяществом Голову венчает фигурка Овна, шеей ведает Телец, из-за плеч грациозно выглядывают Близнецы и т. Одни иссле- дователи высказывали предположение, что источником двойственности может служить изображение двуликого Яну- са, часто встречающееся в средневе- ковых рукописях, другие видели здесь одну из днад: Горе и Радость, День и Ночь.

Восток и Запад. Но наиболее убедительным представляется пред- положение, что это так называемым «Человек с венами», изображение которого обычно помещалось в меди- цинских трактатах наряду с «Зодиа- кальным человеком».

Иными словами, перед нами своеобразное старинное пособие, указывающее место и время кровопусканий. Изящество н свобода, с каким Лнм- бургн изображают обнаженное тело. Указывалось, в частности, на некоторое сходство фигур с античной группой «Три грации» в Сиенском соборе, которую художники, или один из них, могли видеть, путешествуя по Италии.

Центральные фигуры окружены оваль. Об этом свидетельствуют и надписи на белых лентах. Следующая графа со- держит цифры от V до XXX. Наконец, идут надписи, содер- жащие классификацию людей, в зави- симости от того знака зодиака, под которым они родились: темперамент, сущность, качества и т. Предполагают, что пустые листы, имеющиеся в манускрипте, предшествующие «Зодиакальному че ловеку», были оставлены для специ- альных таблиц, указывающих движе- ние луны по знакам зодиака. Вы ставка западных Часовников с миниатюрами в Публичной библиотеке.

История календаря и хронология. Bober Н. Its Sources and Meaning. Delisle L. Les ires riches Heures de Je an de France, due de Berry. Lc costume en France des Me rovingiens a Francois 1, P.

Guiffrey J. Inventaires de Jean due de 107 Berry T 1-2. Dictionnaire historique des rues des Paris. Le dfeclin du moyen age P. Jean de France, due de Berry. Son action politique 1340—1416. Leroquais V. Manusc- rits de Bubliotheque National. Longnon J. Les tres ri- ches Heures du due de Berry.

Malo H. Les tres riches Heures du due de Berry. French painting ih the time of Jean de Berry. Panofsky E. Cambridge, Massachusetts, 1953 17.

Porcher J. Les tres riches heures du due de Berry. Chronologic des Mittelaltcrs und der Neuezeit. Фрагмент миниатюры «Январь» 3. Фрагмент миниатюры «Январь» 4. Фрагмент миниатюры «Январь» 5. Миниатюра «Февраль» 6, Фрагмент миниатюры «Февраль» 7. Фрагмент миниатюры «Февраль» 8.

Фрагмент миниатюры «Февраль» 9. Миниатюра «Март» 10. Фрагмент миниатюры «Март» 11. Фрагмент миниатюры «Март» 12. Миниатюра «Апрель» 13. Фрагмент миниатюры «Апрель» 14.

Фрагмент миниатюры «Апрель» 15. Фрагмент миниатюры «Апрель» 16. Миниатюра «Май» 17. Фрагмент миниатюры «Май» 109 18. Фрагмент миниатюры «Май» 19.

Фрагмент миниатюры «Mail» 20. Миниатюра «Июнь» 21. Фрагмент миниатюры «Июнь» 22. Фрагмент миниатюры «Июнь» 23. Миниатюра «Июль» 24. Фрагмент миниатюры «Июль» 25. Фрагмент миниатюры «Июль» 26. Миниатюра «Август» 27. Фрагмент миниатюры «Август» 28. Фрагмент миниатюры «Август» 29. Фрагмент миниатюры «Август» 30. Миниатюра «Сентябрь» 31. Яркие краски, любовь к детали, декоративность — это было и у их предшественников, но теперь как знак нового в искусстве исчезает плоскостность композиции, появляется пространственная глубина.

Рано осиротев, они отправляются учиться ювелирному делу в Париж. Очевидно, в этом братьям помог их дядя Жан Малуэль, известный художник при дворе Филиппа Бургундского. Несомненно, Париж был в то время богатым художественным центром, где зарождались многие новые тенденции в искусстве, и обучение там стало важным этапом в жизни Лимбургов. Эпидемия чумы 1399 года вынудила их покинуть Париж. Сначала они работали при бургундском дворе, а после смерти Филиппа перешли на службу к его брату — герцогу Беррийскому, крупнейшему собирателю и меценату своего времени, для которого уже давно выполняли отдельные заказы.

Здесь они создают три великолепные рукописи. Февраль Миниатюра из «Роскошного часослова герцога Беррийского». Слева виночерпий разливает гостям вино. Бытует мнение, что на картине присутствуют и сами Лимбурги — один в красной шапке, второй находится за ним, виден только его профиль и рука, обнимающая своего брата, третий стоит чуть повыше.

Произведение наполнено роскошью и золотом. Впрочем, январский пир не нарушает привычного быта дворца — позади праздничного стола группа рыцарей наказывает провинившихся. Лица присутствующих показаны достаточно детально, черты прекрасно передают настроение и образ героев. Цвета — яркие, насыщенные, жизнеутверждающие Рукопись в настоящее время хранится в Музее Конди недалеко от Парижа.

Братья Лимбург и Великолепный часослов герцога Беррийского

Миниатюры братьев Лимбург представляют собой настоящую энциклопедию жизни позднего Средневековья, но, кроме того, они раскрывают биографию герцога Беррийского. Разрешение файла: 636×1000 px. Информация о картине, описание, где находится, другие картины художника. Альбом: Братья Лимбург, #39/42. Мне же хочется написать о цикле из 12 миниатюр Времена года, созданных братьями Полем, Жаном и Эрманом Лимбургами, которые являются наиболее.

Братья Лимбурги. Времена года

На фоне густой синевы неба розовеют высокие черепичные кровли замка Дурдан, у стен которого приютился небольшой городок. В женихе некоторые исследователи склонны видеть принца Шарля Орлеанского — известного поэта той эпохи, а в невесте — внучку герцога Бонну де Берри. В пользу этого предположения говорит тот факт, что календарь, да и весь часослов в целом посвящен самому герцогу Беррийскому.

Лист 5. Май Лист 5, оборот. Под звуки флейт и тромбонов движется по весеннему лесу праздничная кавалькада. Впереди в серо-розовых одеждах музыканты, за ними трое нарядных кавалеров.

В крайнем слева некоторые исследователи склонны видеть самого герцога Беррийского, одетого в великолепный синий упленд вид одежды , шитый золотом и подбитый мехом.

Рядом с герцогом юноша в красно-белой с черным одежде, взгляд которого обращен к амазонке на белом коне. На ней, как и на двух других дамах, майская ливрея и гирлянды зелени — обязательный атрибут всех участников сцены; конская сбруя также зеленого цвета. Голову женщины венчает причудливый убор, представляющий собой, согласно моде эпохи, валик в форме двурогого месяца, покрытый вуалью из тончайшей белой ткани.

Предполагают, что здесь изображена дочь герцога — Мария Беррийская, а кавалер в красно-белочерной одежде — ее жених, Жан Бурбонский. Однако возможно, что, как и в «Апреле», это Жанна Булонская — вторая жена герцога.

Стилистически «Май» близок «Январю» и «Апрелю» и так же, как последние, он не имеет в тимпанах никаких астрономических данных, кроме изображений знаков зодиака, — в данном случае это «Телец» и «Близнецы».

Лист 6. Июнь Лист 6, оборот. Очевидно, именно из окон Нельского отеля открывался пейзаж, который мы видим на миниатюре. На широком лугу трое мужчин в полотняных рубахах — камизах косят траву. Женщины с лицами, прикрытыми от солнца, сгребают и копнят сено — у одной из них в руках деревянные грабли нисколько не изменившие своего вида и в наше время , у другой деревянные вилы. Свобода и мастерство, с каким переданы вечные, как мир, движения косцов, не знают аналогий в европейском искусстве того времени.

Точность в передаче деталей удивительно сочетается здесь с поэтичностью в восприятии целого. На другом берегу, на острове Сите, королевский дворец, окруженный зубчатой стеной.

Хорошо видны круглые башни Консьержери под черепичными крышами, чуть дальше — Башня часов, на которой в 1370 году были установлены первые в Париже часы, за тем сдвоенный фронтон Большого зала, круглая, массивная башня Монтгомери и, наконец, драгоценное чудо готики Сен-Шапель. В тимпане миниатюры — знаки зодиака: «Близнецы» и «Рак» больше похожий на краба. Так же, как в «Феврале» и «Марте», тимпан заполнен астрономическими обозначениями. Лист 7. Июль Лист 7, оборот. Июль — пора жатвы, и цвет его — золотистый, теплый, напоенный солнцем, цвет спелых хлебов.

В миниатюре светлые охристые тона пшеничного поля, варьируясь, повторяются и в настиле деревянного моста, и в скалистых горах с купами красноствольных сосен, и в плывущих по небу золотистых облаках. За полем, на левом берегу реки Клен, виден белый, треугольный в плане замок Пуатье с тремя мощными угловыми башнями.

В этой резиденции герцог часто проводил вместе с семьей летние месяцы. Замка больше не существует, сохранились лишь три каменных пилона в ложе реки, которые прежде служили опорами деревянного моста. В архитектуре башен заметно сходство с замком Лузиньян.

В тимпане изображены знаки зодиака «Рак» и «Лев» и обычные астрономические данные. Лист 8. Август Лист 8, оборот. Книжная миниатюра франко-фламандской традиции. Братья Лимбурги. Лист представляет собой прекрасный образец искусства миниатюры, он происходит из одного из величайших манускриптов североевропейского искусства.

Альтдорфер, Ван Лейден… Здесь еще одна работа братьев Лимбургов — "План города Рима", который нарисован спустя полвека после путешествия в Рим поэта Петрарки, который не нашел в Риме в XIV веке многих памятников архитектуры, которые, судя по их описаниям у античных авторов, должны были там быть.

Связано ли это с прежней традицией писать вместо единицы первую букву имени Иисуса Христа? Голландский кавалер.

Это соответствует гипотезе Фоменко и Носовского о том, что даже в XVI — XVII веках букву J с точкой иногда употребляли при написании дат, как первую букву в слове Jesus Chris на голландском языке первая буква в слове Иисус такая же как на английском языке?!

Портрет Паулуса ван Беренстейна. Портрет Сильвиуса. Самым знаменитым изображением Часослова, является цикл «Времена года» состоящий из 12 миниатюр с изображением месяцев.

Часословы часто содержали календарь, но иллюстрации цикла «Времена года» оказались новаторскими с точки зрения своей направленности избранных тем для изображения, композиции, а также художественного и технического исполнения. Большинство миниатюр содержали изображение замков герцога Беррийского и множество деталей, атрибутов и обычных занятий, подходящей под определенное время года.

На каждой иллюстрации изображена небесная полусфера, на которой располагается солнечная колесница, знаки зодиака и его градусы, а также количество дней в месяце и буквенные обозначения юлианского лунного календаря Рукопись сменила многих владельцев во Франции, Нидерландах, Италии. В 1855 его приобрел герцог Омальский, который впоследствии передал его в дар французскому государству.

Закончен в 1390 году. Лимбургами выполнено несколько миниатюр. Часть миниатюр одно время приписывалась братьям ван Эйк. Возможно, что Лимбурги выполнили в нём три миниатюры. К последнему Лимбурги не имеют никакого отношения. Вместе с тем, единственная завершённая их работа. Роскошный часослов герцога Беррийского. Братья Лимбурги.

Великолепный часослов герцога Беррийского

Синие фоны манускрипта прописаны драгоценным пигментом — натуральной ляпис-лазурью, привозимой с Востока. Пейзаж везде показан с высоты птичьего полета, его элементы всегда выполнены в меньшем масштабе, чем фигуры, что подчеркивает значимость человека в сотворенном для него мире. Архитектура довольно часто изображает конкретные объекты и воспроизводит их не только правдиво, но чрезвычайно точно, что не мешает иногда соединить эту достоверность с элементами фантастики.

Например, на миниатюре «Март» представлен реальный замок Лузиньян — любимая резиденция герцога Беррийского, над которым проносится в образе крылатого змея фея Мелузина [Стародубова 1974: 40]. Другая, парижская, резиденция герцога — Нельский отель — изображена на иллюстрации «Июнь». Знаментитое воспроизведение облика средневекового Лувра можно видеть к композиции «Октябрь».

Очень важную роль в цикле календарных миниатюр играют изображения лиц персонажей. Художники почти нигде не прибегают к клишированию и типизации.

В каждом случае фантазия мастера рождает индивидуальные образы, навеянные натурными впечатлениями. Это и озабоченное лицо крестьянина, стригущего барашка в композиции «Июль», и меланхолическое лицо унылого сеятеля из миниатюры «Октябрь». Небрежно надетый белый чепчик и закатанные вверх глаза создают образ утомленного земледельца, покорного судьбе. Синие и розовые одежды золотоволосых аристократок в композиции «Апрель» оттеняют нежные живые лица девушек.

То, что именно женские образы отличаются относительным мимическим и портретным разнообразием, особенно показательно, поскольку в готическом искусстве идеал женской красоты приобретает во всех странах застывшие формы. Кроме воображаемых персонажей, художники пишут ряд миниатюрных портретов, обладающих несомненным сходством с оригиналом.

Это портрет тучного и величественного герцога Беррийского, одетого в синий упленд, отороченный мехом, в композиции «Январь», представляющей грандиозный праздничный пир. В миниатюре «Май» с изображением весеннего праздника зеленых ливрей в центре блестящей кавалькады можно видеть Марию Беррийскую и ее жениха — Жана Бурбонского [Стародубова 1984: 58].

Поразительно внимание художников к правдоподобным бытовым деталям. В миниатюре «Февраль» мастер изображает все элементы небольшого фермерского хозяйства. За пределами дома, представленного в разрезе, можно видеть занесенные снегом бочки для дождевой воды и маленький овечий загон с прохудившейся кровлей. Вороны склевывают просыпанное зерно, резво прыгая по свежевыпавшему снегу. Сзади за припорошенными снегом ульями видна тщательно сплетенная изгородь, а за ней расстилается поле с занесенными стогами и виден дровосек в синем кафтане, собирающий хворост.

Далекий белый шпиль деревенской церкви резко выделяется на фоне свинцово-серого неба. Тесно связана с календарной темой необычная миниатюра с изображением фигуры человека на фоне зодиакального круга. Этот образ отражает идею единства космоса и микрокосма человека , что изначально было заложено в философии природы братьев Лимбургов. Согласно представлениям того времени, определенные светила и созвездия связаны с конкретными органами человеческого тела. То есть человек мыслится, как вселенная, находит в составах собственного тела части окружающего его мироздания.

В 1460-70 гг. Скриптории Тура, Буржа, Анжера, Нанта представляют собой некое единое культурное пространство, где сформировалась особая традиция иллюстрированных Часословов, влиявшая также на продукцию парижских мастерских. Для произведений миниатюры этих центров были характерны широкие орнаментальные обрамления на белом фоне со сложным растительным орнаментом из абстрактных ярко-голубых и оранжевых акантовых побегов, переплетающихся с реальными цветами и растениями.

Чаще всего встречаются изображения лесных фиалок, плодов земляники и шиповника, синие цветы василька и водосбора. Вся эта разноцветная сетка растений «населена» мелкими животными и птицами. Здесь также присутствуют реальные и фантастические существа.

Кроме улиток, бабочек, крольчат, ласточек, кузнечиков и павлинов можно видеть целый ряд дружелюбных химер и маленьких монстров, играющих на музыкальных инструментах, белокурых кентавров с арфами и благородных единорогов. Турский Часослов 1460 г. Государственный Исторический музей, Mus. Жана Фукэ 1421-1480 гг. Известно, что он посетил Италию, и впоследствии использовал ренессансные мотивы в своем творчестве, основанном на традициях поздней готики.

Слева от нее, за стенами, мы видим Латеранскую базилику св. Акведук с одной стороны заканчивается конным памятником Марку Аврелию который позже перенесли на Капитолийский холм и Колизеем, напоминающим Вавилонскую башню.

Справа от Колизея находится строение в готическом стиле с арочными контрфорсами — это Палатинский холм. Ниже триумфальной арки Тита виднеется церковь Санта Франческа Романа и Капитолийский холм с его колокольней.

Последние особенно уместны были в начальном разделе книги — календаре. Замечательным образцом такого календаря является работа братьев Лимбург Поля, Жана и Эрмана , расписавших часослов, заказанный герцогом Беррийским. Книга столь великолепна, что современники называли ее «Богатейший часослов герцога Беррийского».

Жан Беррийский 1340—1416 прославился не только как отважный воин, но и как покровитель искусств и наук. В его огромной библиотеке одних часословов, украшенных замечательными гравюрами, насчитывалось 15. Около 1425 г. Городской музей, Дижон. Миниатюра из "Великолепного часослова герцога Беррийского" Февраль. Миниатюра из "Великолепный часослов герцога Беррийского" Категории. Герцогиня ван Герле рекомендовала талантливого художника Жана Малуэля своей кузине, французской королеве Изабелле, и в 1396 г.

Около 1400 г. Поразительное по красоте и гармонии искусство братьев Лимбург возникло в трудные для Европы времена. Борьба двух пап — в Риме и Авиньоне — и начинающееся движение за реформу церкви, войны, которые сопровождали борьбу аристократических семейств за королевскую корону, почти столетие бушевавшая в Европе чума, унесшая треть населения… Дворы крупнейших аристократов, покровительствовавших искусству, как герцоги Бургундские или Беррийские, были среди этой смуты и разрухи оазисами, где цвели изящные манеры и искусства.

В это нестабильное время талантливым художникам приходилось искать новых покровителей, переезжая от двора ко двору. Они приносили с собой новые впечатления, впитывали то, что видели у других мастеров, и этот живой обмен опытом и идеями, смешение северной готической традиции и достижений итальянского треченто, породило в искусстве около 1400 г. План Рима из Роскошного часослова Незавершенные шедевры Для Филиппа Смелого братья создали «Нравоучительную Библию» 1400—1405 Париж, Национальная библиотека , и это самая ранняя из известных нам работ художников.

Содержание книги составляют комментарии к цитатам из Библии, которые сопровождаются миниатюрами с религиозными сценами, по восемь на одной странице по четыре двумя параллельными столбцами рядом с текстом. Каждая сцена заключена в рамку и напоминает раскрашенные цветные деревянные или каменные рельефы, во множестве встречающиеся в убранстве соборов. Фигуры удлиненных пропорций в одеяниях с певуче струящимися складками, плотно заполняющие пространство каждой сцены, почти не оставляют места пейзажу или архитектуре, данными только намеком.

Миниатюры вполне совпадают с «мягким» стилем интернациональной готики, выделяясь из аналогичных произведений качеством исполнения и ошеломляющим количеством — 384 миниатюры успели сделать художники, заполнив первые 24 разворота. Манускрипт остался незаконченным, смерть заказчика оборвала работу. В отличие от Жана Малуэля, оставшегося в Бургундии, Лимбурги в 1405 г.

Это была примечательная фигура своего времени. Увлеченный коллекционер, герцог собирал драгоценные камни, монеты, медали, статуэтки, всевозможные диковины, редких зверей.

Но главной его страстью были иллюминованные манускрипты.

Оцените статью
Добавить комментарий