Нетрадиционная ориентация и современное общество

Виды сексуальной ориентации

Свобода самовыражения приобретает в современном мире все большую ценность, и люди получают возможность раскрыть свою сексуальность и удовлетворить половые потребности. Любовь и ее виды имеют больше красок, чем радуга, поэтому сексуальных ориентаций и наклонностей существует довольно много. Сегодня мы коротко рассмотрим основные из них.

Сексуальная ориентация является частью нашей личности, которая формирует жизнь, как ничто другое. То, кого мы любим, как мы любим и как мы определяем нашу гендерную идентичность, создает нашу повседневную жизнь, наше развитие и окружение. Сексуальная ориентация – это модель, которая определяет романтическое, эмоциональное и / или физическое сексуальное влечение каждого человека.

Тот факт, что разнообразие сексуальных ориентаций включает в себя не только влечение между мужчиной и женщиной, давно не является секретом. Однако насколько разнообразны могут быть разные предпочтения и склонности, знают лишь немногие.

Она описывает людей, которых привлекают мужчины или мужественность. Отличие от гомосексуальности состоит в том, что андросексуальность не зависит от пола. И женщины, и мужчины, трансгендеры и другие люди могут быть андросексуальными. Им нравится мужская одежда, прически, обувь и мужской образ в целом.

Асексуальными считаются люди, которые чувствуют слабое или полное отсутствие влечения к другим людям. Их либидо почти не существует. Тем не менее некоторые асексуалы испытывают сильное желание эмоционально сблизиться с другими людьми, но им не хватает сексуального интереса. Некоторые асексуалы испытывают сексуальное возбуждение только от контакта со своим телом.

Она предполагает, что источником возбуждения является сам человек. Поэтому мастурбация может быть формой физического выражения аутосексуальности.

Если эмоциональная и сексуальная ориентация направлены не только на противоположный пол, то речь идет о бисексуальности. Бисексуалы чувствуют влечение как к мужчинам, так и к женщинам, при этом взаимоотношения со своим и противоположным полом могут отличаться.

Демисексуальные люди нуждаются в эмоциональной привязанности, чтобы чувствовать сексуальное влечение. Поэтому секс на одну ночь и поверхностное знакомство с партнером — не для них.

Эта форма сексуальной ориентации является своего рода серым уровнем асексуальности. Грей-асексуалы имеют слабое либидо, но не такое незначительное, как у людей с чистой формой асексуальности. Любой, кто является грей-асексуальным, чувствует время от времени и / или при определенных обстоятельствах влечение к другим людям.

Она является противоположностью андросексуальности — влечение возникает к женщинам или персонам с выраженными женскими чертами. И здесь пол не имеет решающего значения: любой человек может быть гиносексуальным.

Эта сексуальная ориентация, вероятно, является наиболее распространенной из всех эмоциональных и физических моделей: мужчина и женщина чувствуют влечение к противоположному полу.

Женская форма гомосексуализма в разговорной речи называется лесбиянство. Суть гомосексуальности проста — человека влечет к представителям своего пола.

У интерсексуалов четкое определение пола при рождении невозможно. Однако интерсексуальность не имеет ничего общего с транссексуальностью, которая подразумевает недовольство человека своим биологическим полом. Интерсексуалы рождаются с признаками, которые плохо вписываются в биологическую модель определенного пола. Синоним интерсексуальности — гермафродитизм. В прошлом различие между интерсексуальностью и транссексуальностью раздражало многих трансгендеров, потому что считалось, что транссексуальность – это расстройство, которое развивается в течение жизни, а не врожденная особенность.

11. Омнисексуальность / пансексуальность

«Pan» с греческого переводится как «всеохватывающий». Пансексуальность не знает ограничений по признаку пола или сексуальной ориентации. Пансексуалов привлекают люди любого пола или гендерной идентичности.

Полисексуальность не следует путать с пансексуальностью. Безусловно, полисексуальных людей привлекают разные ориентации; однако, их не влечет абсолютно ко всем. Они делают определенный выбор среди людей всех ориентаций и полов — создают свой личный набор пристрастий.

Под сколиосексуальностью подразумевается влечение к трансгендерам или людям, которые не хотят вписываться в классические модели мужчины и женщины. Сколиосексуалисты любят людей, которые не придают значения своему биологическому полу.

Трансгендеры часто чувствуют, что они родились не в том теле. Поэтому они хотели бы изменить присущие им гендерные роли. Транссексуальность не является сексуальной ориентацией, поэтому трансгендеры избегают этого термина.

Традиционное общество и нетрадиционная ориентация. Ответ священника

Не так давно отец Яков Кротов стал единственным православным священником, хотя и не входящим в структуры РПЦ, который отважился посетить гей-парад. В приграничном норвежском Киркенесе с 27 по 30 сентября прошел второй Баренц-прайд, участие в котором приняли представители ЛГБТ из Мурманска, ввиду запретов аналогичных мероприятий на родине вынужденные довольствоваться гостеприимством либеральных соседей. Тогда корреспондент СПИД.ЦЕНТРа побывал на необычном параде и рассказал, как российские ЛГБТ не стыдятся быть собой по ту сторону границы. А фото отца Якова на фоне травести артиста, сделанное в те дни, облетело русский интернет. Мы обратились к священнику с просьбой прокомментировать: как сочетаются и сочетаются ли вообще такие акции со знаменитыми «традиционными ценностями», за которые ратует Православная церковь. Ответ заставил ждать себя около полугода, но тем не менее мы рады представить читателям СПИД.ЦЕНТРа полученный редакцией текст.

Почему традиционное общество отвергает людей нетрадиционной сексуальной ориентации?

Традиционное общество отвергает все нетрадиционное, по определению. «Традиция» оказывается чем-то очень косным, и это не вполне тривиально. Казус с гомосексуальностью выявляет в «традиции» — в «традиционной традиционности» — биологическую подоснову. Не все, что «передается из поколения в поколение», является «преданием», а только то, что передается на уровне «подпупия» (как деликатно обозначил пенис один старообрядец ХХ века). Поэтому «традиционное общество» отвергает также бездетных мужчин и женщин, даже если они великие изобретатели или воины. «Передать» синонимично «родить».

Вопрос не в том, почему традиционное общество отвергает нетрадиционную сексуальную ориентацию, а почему традиционное общество не все отвергает. Почему оно, к примеру, не отвергает религию, науку, культуру. Должно бы — ведь и они выше «подпупия», и они передаются не от отца к сыну, а от говорящего — слушающему.

Традиционное общество — это все-таки общество. «Традиционное общество» — противоречие по определению, на самом-то деле. Либо традиция, либо общество. «Общество» — это общность не в традиции, это общность в развитии, в преодолении традиции, в обновлении, в разнообразии традиций. Если традиция только одна, да еще и неразвивающаяся, это не общество, а стая или стадо. Традиция тут — инстинкт, а не средство культуры, коммуникации, человечности.

При этом собственно «традиционное общество» в самом строгом смысле вовсе не гомофобно, оно абсолютно равнодушно к «нетрадиционной сексуальной ориентации». Простейший пример — стая гусей, в которой гомосексуальное поведение не осуждается и не поощряется, а просто случается. В этом смысле многие «архаичные» культуры, относящиеся к гомосексуальности нейтрально, — вовсе не идеал, не остаток «золотого века толерантности», а просто не вполне человеческие сообщества, еще не дошедшие в своем развитии до превращения сексуального поведения в нечто, нагруженное дополнительным, человеческим, культурным смыслом, включенным в систему коммуникации и культуры. Это не «традиционные сообщества», это «прототрадиционные сообщества», иногда же — сообщества, утратившие традицию как способ коммуникации.

Человек, вырываясь из биологического мира, первым делом экспериментирует с биологическим, с физиологическим: обрезание, татуировки, одежда (разукрашенная как шкура), танцы. Не речь. Речь — это следующий этап развития традиции.

На каком-то этапе, когда сексуальная жизнь становится материалом для традиции, она нагружается важным смыслом, воспринимается как средство бессмертия, как способ переселения души, воспроизводства, увековечивания себя через передачу крохотных человечков своей спермы в будущее. Усыновить чужого ребенка? «Хиба ж кто кохае неридных детей». Скорее уж завести наложницу, Агарь. Она же рассматривается не как человек, а лишь как инкубатор для человечков, выходящих из ее лона. Гомосексуальность при этом сразу ставится под подозрение. Вдвойне подозрительна становится гомосексуальность, когда и если способы половой жизни получают культурную нагрузку, становятся религиозными символами (явление отнюдь не частое).

«Традиционное общество» относится к гомосексуальности с подозрением по той же причине, по которой оно с подозрением относится к безбрачию и монашеству, но несколько жестче, потому что (если) гомосексуалы претендуют на воспитание детей.

В принципе, безбрачие и воздержание от секса могут получить в культуре определенный статус (папские кастраты), причем именно в сфере педагогики и развлечения, но там они — временные, сторонние помощники, заменители подлинных родителей, занятых более важными делами (великосветскими приемами). Гомосексуалы как некий постоянный союз — это лобовое отрицание «брака» как единственного способа самовоспроизводства. Похитители детей.

Гомофобия — не такое частое явление в человеческой истории (гомофобия Библии носила очень маргинальный и неактивный характер, как и гомофобия европейского христианства). Вспышка гомофобии произошла одновременно с Хиросимой — и одновременно с сексуальной революции, которая выразилась прежде всего в изобретении дешевых противозачаточных средств. Впервые в истории секс и деторождение оказались резко разделены. В информационную эпоху это повлекло резкое падение рождаемости: образованные женщины не желали оставаться инкубаторами, да и мужчины значительно изменились, из вождей превратившись в программистов, сменив мечи на клавиатуры. Вот что потрясло «традиционное общество» — сама необходимость самовоспроизводства оказалась под вопросом. Зачем плодиться и размножаться? Что, судьба динозавров так уж беспокоит?

В этом контексте «нетрадиционные сексуальные ориентации» стали восприниматься как «антитрадиционные». Это невротическое восприятие — не в силах понять суть вызова, «традиционное общество» обрушилось на симптом будущего.

На самом-то деле, «нетрадиционные сексуальные меньшинства» не имеют ничего против «традиционного общества», вполне готовы вписаться в него и выступать вместе с ним против всего прогрессивного и действительно нетрадиционного. Поэтому они так рвутся именно в «традиционные институты», вовсе не собираясь их уничтожать, вопреки опасениям традиционалистов. «Своя своих не познаша». В борьбе за свободу «нетрадиционные сексуальные меньшинства» — слабый и непоследовательный участник, плохой союзник, в любой момент могущий предать (и предающий), если его включать в реестр «традиционного общества». Да уже и много их, «реестровых гомосексуалов», вполне разделяющих самые зубодробительные предрассудки относительно «исламистских террористов», «иностранных миссионеров» и тому подобного.

Задача-минимум, конечно, — дать «нетрадиционным» людям место в «традиционном обществе», дать здесь и сейчас. Но задача-максимум, настоящая — в изменении самого понятия «традиции», в очищении его от животного, механического, до-, вне— и бесчеловеческого. Тогда уже и отношение к «нетрадиционности» перестанет быть очень важным, потому что на первый план выйдет не «традиция», а творчество, свобода и жизнь.

Ссылка на основную публикацию